Существует искренняя взаимная симпатия между испанцами и русскими

05.10.2012
На традиционной летучке в редакции «Новых Известий» побывал посол Королевства Испании в России Хосе Игнасио Карбахаль Гарате. О взаимоотношениях между нашими странами, о том, какие новшества ожидают россиян в следующем году при получении испанских виз и о многом другом он рассказал журналистам «НИ».

– Господин посол, будут ли россияне, приезжающие в Испанию, чувствовать себя здесь так же комфортно, как и до нынешней «холодной войны»?

– Мне на этот вопрос очень легко ответить. Не только будут чувствовать себя так же комфортно, но и, поверьте, мы сделаем все возможное, чтобы привлечь как можно больше россиян в нашу страну. В прошлом году Испания приняла миллион триста тридцать шесть тысяч туристов из России. Российская диаспора (люди, которые постоянно живут в Испании) насчитывает у нас порядка 70 тысяч человек. Нам очень приятно осознавать, что никогда еще такого тесного сотрудничества, как в последние годы, между нашими странами не было. Хочу напомнить, что со времени нашего последнего председательства в Евросоюзе – а это было в 2010 году – мы как поставили себе целью добиться отмены визового режима с Россией, так и продолжаем предпринимать усилия, чтобы это произошло. Визы используются, когда есть проблемы с безопасностью и нелегальной миграцией. Но таких проблем с российскими туристами у нас нет. А самих туристов много. Когда идет высокий туристический сезон, два наших консульства – в Москве и Санкт-Петербурге – должны обрабатывать по 11 тысяч заявлений в день. Московское генконсульство доводит свой персонал в эти дни до 300 человек. Постоянно работают в 22 городах России визовые филиалы. Поэтому даже сейчас, когда политическая ситуация сложна, мы стараемся проводить мысль, что визовый режим стран ЕС и России должен быть отменен или по крайней мере облегчен.

– Из-за «референдума» о независимости Каталонии возникла заметная тревога у тех россиян, кто там привык отдыхать или живет. Они задаются вопросом, так ли уж стабильна там обстановка? Есть ли подобные опасения у испанцев?

– Да, в Каталонии действительно проживает большая российская диаспора, там много российских туристов, но очень много россиян живет и южнее, на Балеарах, Канарских островах, на Коста-дель-Соль, на Коста-Бланка, россияне селятся и на севере Испании. Я не думаю, что события в Каталонии должны внушать какие-то страхи. Испания – это правовое государство, с прочной демократической основной. Я уверен, что решение в подобных ситуациях будет найдено в любом случае. Мы – первая страна в Европе, которая объединилась, и «территориальный вопрос» у нас существовал всегда. Не случайно в нашей Конституции упоминаются не только нации, но и регионы кроме Каталонии, это еще Страна басков и Галисия, где есть своя культура, свои языки. И тем не менее кастильское наречие спокойно уживается с местными языками, имеющими статус второго государственного языка.

– В следующем году россияне, желающие получить визу в страны ЕС, должны будут сдавать отпечатки пальцев. Связано ли это с нынешними взаимоотношениями России и Евросоюза?

– Действительно, Евросоюз решил, что будет введена новая система визового режима, которая предусматривает, что нужно сдавать отпечатки всех десяти пальцев. Я был директором департамента консульских вопросов с 1991-го по 1998 год, работал и при правительстве социалистов, и при правительстве Народной партии. Я помню, я был одним из тех, кто подписывал установочный договор по Шенгенскому соглашению. Уже тогда шла речь о том, что надо будет вводить систему отпечатков пальцев. Мы были уверены, что пока дойдет до введения отпечатков пальцев, визовый режим между Россией и ЕС будет отменен. Теперь мы оказались в довольно деликатном положении. Получается, что теперь ЕС практически половину виз выдает россиянам. Мы же выдаем 60% виз россиянам из всех, которые мы вообще выдаем. Поэтому мы попросили Еврокомиссию, чтобы эту меру не вводили, как планируется, с 21 апреля 2015 года. Мы попросили отменить ее на неопределенный срок. Конец апреля – это ведь как раз начало высокого туристического сезона. Я говорю сейчас об Испании. Никак не можем допустить, чтобы российские туристы (а турпоток из вашей страны превысил 1,5 миллиона человек в год) стали отказываться от поездок в нашу страну из-за подобных обстоятельств.

– Как сказываются санкции ЕС и контрсанкции России на испанской экономике?

– Да, они, безусловно, плохо повлияли на нашу экономику. Мы экспортировали в Россию и мясо, и молочные продукты, и вино где-то на 400 миллионов евро в год, причем объем экспорта рос за последнее время примерно на 15–16% в год. К несчастью, еще до введения санкций в апреле 2013 года Роспотребнадзор принял очень суровые меры против испанской мясной продукции, прежде всего против свинины. К тому времени, когда Россия ввела свои контрсанкции против санкций ЕС, экспорт мясной продукции уже понес большие потери. Сейчас от российских контрсанкций пострадал главным образом экспорт фруктов.

– Сколько денег россияне оставляют в Испании?

– Из 61 миллиона туристов, которые у нас бывают, россиян 1,5 миллиона. Подсчитано, что российские и китайские туристы оставляют в два раза больше денег, чем туристы из остальных стран. Средний турист расходует 700 евро. А российский турист – 1400 евро. Вообще же Испания занимает второе-третье место в мире по количеству принимаемых туристов и по их расходам.

– Испания тяжело выходила из кризиса, и слухи о высочайшей безработице в вашей стране доходили даже до Москвы. Как сейчас себя чувствует экономика Испании?

– Да, кризис, через который мы прошли, был очень серьезным, но мы – одна из тех редких стран Средиземноморья, которые не просили финансовой поддержки. У нас, к счастью, есть крупные прочные банки, которые устояли в условиях кризиса, который начался в 2007–2008 годах. Кризис вынудил испанское правительство принять ряд суровых мер, которые такими странами, как Франция и Италия, еще не принимались. Эти меры достигли успеха, причем в течение короткого времени. Мы – та страна ЕС, которая сейчас имеет наибольший рост экономики – 1,2%. Это мало, но это рост, и он больше, чем у Германии. Сейчас мы являемся четвертой экономикой еврозоны и пятой наиболее значимой экономикой всего ЕС. Но, естественно, мы тоже можем пострадать, если наши соседи (Франция и Италия, где наблюдается рецессия) не продемонстрируют нормального экономического роста.

– Так как же вам удалось выбраться из кризиса?

– Во-первых, мы провели полную реформу финансовой системы. Сократилось число финансовых институтов, усилена и консолидирована банковская отрасль. Это была очень большая жертва. Занятость в финансовой системе сократилась на 25%, однако сократились и внутренние расходы, и, как оказалось, не зря. Последние отчеты Евроцентробанка свидетельствуют о том, что итальянцы были вынуждены закрыть девять банков, а мы не закрыли ни одного. Вторая реформа – это реформа занятости. В Испании происходило то, что происходит у итальянцев и французов сейчас: практически никого нельзя уволить, так как уволенный подавал в суд и ему выплачивались очень крупные отступные. Сейчас с этой практикой покончено. И еще мы сократили фонд заработной платы на 20%. Все это залог роста, который есть сейчас. Некоторые из наших союзников по ЕС пока на такие суровые меры идти не осмеливаются.

– Пенсии и расходы на медицину были сокращены?

– Да. У нас возраст выхода на пенсию был 65. Сейчас он поднимается до 67. Здравоохранение было бесплатным для всех граждан, но теперь отдельные сферы стали платными. Кризис по многим сферам нанес удар. Мы должны были и в системе здравоохранения, и в сфере образования сокращать кадры. Тем не менее наша образовательная система и система здравоохранения как были хорошими, так и остались. Свидетельство тому – обилие людей, прежде всего из стран ЕС, которые к нам приезжают за медицинской помощью.

– В связи с ростом посещения россиянами Испании не возникает ли опасность криминала? Насколько сейчас актуальна тема борьбы с «русской мафией»?

– Первое, что я понял, когда приехал работать в Россию, – не надо употреблять термин «русская мафия». Организованная преступность может иметь разное происхождение, и зачастую бывают криминальные группировки из стран бывшего СССР. Естественно, когда растет количество туристов, растет число криминальных элементов, которые приезжают в нашу страну. У нас прекрасные отношения с правоохранительными органами России. Мы где-то четыре или три раза выдавали преступников в вашу страну за время моей работы послом в России (а это около двух лет). Нам очень важен обмен информацией и по исламским террористам. Так что проблем по сотрудничеству с правоохранительными органами у нас не наблюдается. А для Испании международное сотрудничество в этой области является очень важным. Русским может показаться очень странным (это может их даже шокировать), что в Испании работает и немецкая, и итальянская, и британская полиция. У нас на границах есть объединенные полицейские комиссариаты, сотрудники которых могут преследовать преступника на 50 километров вглубь сопредельной территории. Это, вероятно, странно для России, но очень естественно для ЕС, для нашей страны, где жители других стран ЕС (а их более двух миллионов) имеют право голосовать на местных выборах, на выборах в Европарламент и избираться в мэры.

– Совсем недавно в Россию вернулся человек, которого в вашей стране называли лидером «русской мафии».

– Не будем говорить «в Испании». В некоторых испанских СМИ.

– Так вот, в Москву вернулся Захарий Калашов (более известный как Шакро), отбывавший в Испании восьмилетний срок. Испанское правосудие могло выдать его Грузии, где он заочно приговорен к 18 годам тюрьмы, но его отправили в Россию, где ему ничего не грозит. Почему было принято такое решение?

– В Испании, если ты еще до конца срока соглашаешься на высылку и говоришь, куда тебя выслать, тебя туда и высылают. Господин Калашов еще до того, как его срок истек, согласился быть высланным в Россию. Наши власти проконсультировались с российскими. И я не уверен, публиковалось ли это здесь, но я знаю, что, когда он прибыл в Москву, его здесь ждали, и отнюдь не его друзья.

– В Испании живет много пенсионеров из разных стран. Что ждет русского пенсионера, если он переедет в Испанию, сдав, скажем, квартиру в Москве?

– Я так считаю, что если он свою квартиру в Москве сдаст, то в том месте, где он поселится, он будет считаться одним из самых богатых жителей. Разница в ценах в Москве и в Испании впечатляющая. Если сдавать квартиру в центре вашего города месяц, то можно 4–5 месяцев безбедно жить в Испании.

– До России вы работали в Мексике, там вы дружили с Маркесом, в Лондоне были атташе по культуре. В Москве какие культурные мероприятия вы предпочитаете посещать?

– Все уикенды я посвящаю походам по выставкам и музеям. Мне кажется, что в вашем городе совершенно фантастическое предложение культурной жизни. Классическая музыка и балет – это то, что меня интересует. Да и само посольство Испании инициирует мероприятия культурного характера. С апреля начнется Год испанского языка в России и русского языка в Испании. Мы скоординировались с испаноговорящими странами. Очень любопытная, кстати, ситуация получается: когда в России говоришь об испанском языке, его сразу же называют языком испанцев. Тем не менее из каждых десяти испаноговорящих только один живет на Пиренеях. Первая страна по численности населения, в которой говорят по-испански, – это Мексика (там 120 миллионов человек), вторая – США – 50 миллионов испаноговорящих. Мы – лишь на третьем месте (47 миллионов), колумбийцы нас по числу населения догоняют. Поэтому у нас особые отношения со странами, в которых говорят по-испански. Маркес так же принадлежит нашей культуре, как вашей – Гоголь, который, как известно, родился на Украине.

– Как бы вы оценили сегодняшние отношения России и Испании?

– Я скрывать не буду, мы находимся в трудной и деликатной ситуации. Все мы хорошо проинформированы о том, что происходило и происходит в последние месяцы во взаимоотношениях России и ЕС. Но дипломатия, как я ее понимаю, к политике не имеет отношения. Мы прежде всего как никто другой должны уметь поставить себя в положение нашего собеседника. И как бы в данной ситуации ни осложнялась наша жизнь, мы должны искать точки соприкосновения, особенно когда дело касается тех стран, с которыми у нас десятки, а то и сотни лет существуют тесные взаимоотношения. Если я не ошибаюсь, первый наш межгосударственный контакт был в 1528 году в виде переписки Карла Пятого и великого князя Василия Третьего. Постоянные дипломатические отношения между нашими странами – с 1710–1721 года. Россия – это чуть ли не единственная из континентальных стран, с которыми Испания никогда не воевала. Испания и Россия – две единственные европейские страны, которые сами выбрали европейский путь, путь защиты человеческих ценностей, которые в те времена назывались христианскими, – ведь обе наши страны запросто могли быть мусульманскими, так как их в свое время завоевали. И я говорю это не как посол, а как человек, что существует взаимная симпатия между испанцами и русскими. И мне кажется, что эта симпатия искренняя и проходит через века.

http://www.newizv.ru/politics/2014-11-20/210664-posol-ispanii-hose-ignasio-kabahel-garate.html
Фото