На выборах в Европарламент Народная партия Испании победила с незначительным перевесом

18.07.2012
Испания, наряду с Германией и Италией, стала одной из крупнейших европейских стран, в которых правящей партии удалось одержать победу на выборах в Европарламент. Победу несколько вымученную, но, тем не менее, победу. Народная партия набрала на выборах 26 %, на три пункта больше, чем Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП). Народная партия победила, и это главное, с удовлетворением отмечают испанские правые.

Народная партия победила в Испании, а Артур Мас потерпел поражение в Каталонии. Именно эту новость больше всего хотел услышать председатель правительства Мариано Рахой по завершении подсчета голосов. Народная партия одержала победу с незначительным перевесом, а испанские право-центристы продолжат обеспечивать стабильность на европейском рынке, сотрясаемом событиями во Франции и Великобритании. Правящая партия одержала победу, но ее руководство в воскресенье вечером не решилось появиться на балконе здания на улице Генова. Народу собралось очень мало, а атмосфера была далека от праздничной.

Народная партия одержала победу, но потеряла почти 2,7 миллиона голосов по сравнению с выборами в Европарламент, состоявшимися пять лет назад. Народная партия победила, а все остальное не имеет значения, считает Рахой, но если внимательнее приглядеться к пейзажу после битвы, то выясняется, что все не так однозначно. Двухпартийная система сама себе залепила огромную оплеуху. Впервые после восстановления демократии в 1977 году две основные политические партии в совокупности не смогли набрать 50% голосов. Во время прошлых выборов, состоявшихся пять лет назад, за Народную партию и ИСРП проголосовали 12,6 миллиона человек, или более 80% избирателей. На этот раз свои голоса им отдали не более 7,6 миллиона избирателей. За время экономического кризиса — в июне 2009 года о нем уже говорили открыто, хотя тогдашний председатель правительства Хосе Луис Родригес Сапатеро все еще его отрицал, — две основные партии потеряли 5 миллионов голосов, а поданные за них бюллетени не достигают и половины от общего количества.

Впервые с 1977 года две ведущие политические партии Испании набрали менее 30% голосов. Не существует объективных критериев оценки прочности двухпартийной системы. Две недели тому назад в Мадриде утверждали, что, если Народная партия и испанские социалисты в совокупности наберут менее 60% голосов, то это можно рассматривать как провал двухпартийной системы. Если принять это в качестве критерия, то можно говорить о начале нового политического периода в Испании, хотя в вопросах начала и конца исторических фаз всегда необходимо проявлять предельную осторожность. Не будем забывать, что речь идет о европейских выборах, в которых приняло участие 45,58% избирателей.

ИСРП постепенно утрачивает позиции. Ей не удается остановить ухудшение образа правительства, поскольку в сознании многих испанцев, в первую очередь молодежи, оно по-прежнему ассоциируется с неэффективным антикризисным управлением, с соглашательством Сапатеро и крутом развороте его курса, предпринятым по указанию руководства партии.

Испанские социалисты потеряли почти столько же голосов (2,4 миллиона), что и Народная партия. У нее неплохие результаты в Андалузии, но при этом она терпит полную неудачу в Каталонии, причем не может компенсировать ее итогами голосования ни в Мадриде, ни в Валенсии. Получив менее 15% голосов в Каталонии, социалистам вряд ли удастся выигрывать на выборах в Испании. Обратите особое внимание на это обстоятельство, поскольку оно влияет на устойчивость всего сооружения.

ИСРП постепенно превращается во второстепенную партию трещащей по швам испанской двухпартийной системы. Если народникам еще как-то удается держаться на плаву, то социалисты, по всей видимости, обречены. Альфредо Перес Рубалькаба не особенно занимается партийными делами, передав руководство функционерам из Андалузии. Так, Сусана Диас, фактический руководитель ИСРП, сумела на десять пунктов опередить в этой автономной области Народную партию.

Несмотря на скандал, разразившийся из-злоупотреблений в связи со временными увольнениями и оказавшимися под следствием несколькими высокопоставленными чиновниками городской администрации, социалисты на десять пунктов опережают Народную партию, которая прочно удерживает свои позиции в Андалузии.

Андалузия не ставит под вопрос свои внутренние дела, а левые силы разделяются на две фракции. Без сомнения, одним из главных событий избирательного процесса стало появление политической группы «Мы можем» (Podemos), возглавляемой Пабло Иглесиасом. Этот молодой мадридский политолог собрал вокруг себя активистов протестного движения 15 Мая (15-M), выступив таким образом в качестве главного фактора раскола Объединенных левых, погрязших в бюрократии и малопривлекательных по своим возрастным характеристикам для значительной части своих потенциальных избирателей. Объединенные левые и «Мы можем» получили 11 депутатских мандатов, на три меньше, чем ИСРП. Это открывает перспективу возникновения в будущем широкого фронта, который будет занимать более левые позиции, чем ИСРП.

В Каталонии хороших результатов добились Республиканские левые (ERC), на что и рассчитывал Рахой. Несмотря на личное участие председателя каталонского правительства Артуро Маса в избирательной кампании, Республиканские левые отобрали 45 тысяч голосов у право-центристской партии Конвергенция и Союз (CiU). Лампадки, зажженные в некоторых местах Мадрида, принесли желаемый результат: теперь Маса можно сравнить с Хуаном Хосе Ибаррече, неудачником из Страны Басков. Однако все не так просто. Стремление к выходу из состава Испании в Каталонии достаточно сильно. Конвергенция и Союз проиграла, но не сдается, и основная борьба еще впереди