Переводы с русского

04.03.2013
Если в Испании провести опрос о творчестве русских писателей, то скорее всего вы услышите имена Пушкина, Толстого, Достоевского, Горького, и Чехова, а также, может быть, Пастернака, Набокова и Гроссмана. Это очень мало для великой литературы, которая, вопреки распространённому мнению, возникла и развивалась отнюдь не в течение одного XIX века. К счастью, такие испанские издательства как Alba и Nevsky Prospects расширяют наши представления о русской литературе, отказавшись от практиковавшегося десятилетиями перевода на испанский уже переведенных на английский или французский языки произведений русских авторов.

Сегодня многочисленная группа переводчиков создает свою собственную школу. Это прежде всего Марта Ребон (Marta Rebón), которая за свой перевод книги «Жизнь и судьба» Василия Гросмана премию «Русская литература в Испании». Эту премию впервые присудил два года назад Центр имени Бориса Ельцина. Она же организовала Фонд имени Александра Пушкина, возглавляемый Александром Черносвитовым. Несколько дней тому назад, во время своего второго заседания, которое совпало с проведением Года Испании в России и Года России в Испании, жюри распределило эту премию между переводчиками-русистами.

Фернандо Отеро Масиас (Fernando Otero Macías) был награжден за перевод книги «Очарованный странник» (издательство Alba) Николая Лескова, малоизвестного в Испании классика XIX века, который, подобно Достоевскому, исследует «истерзанную русскую душу». Юлия Добровольская и Хосе Мария Муньос Ровира (José María Muñoz Rovira) были награждены за перевод «Дня опричника» Владимира Сорокина (издательство Alfaguara), одного из самых новаторских романов первого десятилетия XXI века.

В другом своем произведении под названием «Лед» (то же издательство и те же переводчики) Сорокин рассказывает о «славной и страшной ельцинской эпохе». Читая «День опричника» (названия невольно вызывает в памяти эпоху Ивана Грозного), начинаешь понимать эту странную ностальгию. Действие произведения развивается в 2027 году, и автор практически в открытую подвергает критике «советские» методы руководства Владимира Путина, столь сильно отличающиеся от эпохи Ельцина. Политика Ельцина была непредсказуемой и бессистемной, но по крайней мере давала возможность для высказывания иного мнения и высветила нечто весьма похожее на свободу слова, которой никогда не было в России.

Очень сильным иносказательным образом, который создал Сорокин, является строительство стены (подобной Берлинской, рухнувшей 21 год назад) с целью не допустить западной идеологической заразы.

Добровольская и Муньос Ровира, сохраняя верность оригинальному тексту, что требует немалой силы воображения, делают понятным испанскому читателю разнузданный и бесшабашный язык повествования, мятежный дух прозы Сорокина. И попутно доказывают, что русская литература способна возродиться даже в среде, недружественно настроенной по отношению к инакомыслию.

Луис Матиас Лопес (Luis Matías López)

inosmi.ru, 05.04.11