Современность по-испански

28.12.2012
Испания представила московской публике выставку достижений культурного хозяйства - в числе которых и "Калипсо персик" Хорхе Галиндо. На выставке испанского искусства XXI века «Вымысел и реальность» в ММСИ показали разноцветные результаты корпоративных вложений в искусство.

В Московском музее современного искусства проходит выставка "Вымысел и реальность", посвященная испанскому искусству XXI века. В Московском музее современного искусства на Гоголевском бульваре открылась выставка "Вымысел и реальность: Испанское искусство XXI века из коллекции современного искусства музея Патио Эррериано", сделанная в рамках года России—Испании при поддержке нефтяной компании "Альянс" и Tecnicas Reunidas. Рассказывает АННА ТОЛСТОВА.

Наверное, когда-то это был традиционный холст с маслом, но теперь произведение Анхелы де ла Крус выглядит так, как будто использовалось в роли красной тряпки во время неудачной встречи тореадора с быком. Выразительные лица шахтеров и крестьян на темном фоне в фотографиях Пьера Гоннара напоминают персонажей "Пьяниц" Веласкеса. На этом поиски национального своеобразия в работах, представленных на "Вымысле и реальности", можно смело заканчивать. Ибо задача Марии де Корраль, куратора с мировым именем, заключалась не в том, чтобы показать искусство, вызывающее ассоциации со стереотипным образом Испании. Как и любое официальное мероприятие, "Вымысел и реальность" работает визитной карточкой страны: здесь важно продемонстрировать достижения, а не колорит. На выставке технологий таким достижением был бы какой-нибудь станок, про который нельзя сказать, что у него испанский характер — он просто хороший и соответствует мировым стандартам. То же самое относится и к искусству испанцев. Тем не менее их современность выглядит бодрее, например, шведской, что доказывает тезисы Ипполита Тэна о связи географии с искусством. Пусть на "Вымысле и реальности" не найти и следа той особой разновидности больного воображения, которая характерна для испанских гениев Сальвадора Дали и Антонио Гауди, однако и скучать, за редкими исключениями, не приходится.

Де Корраль намеренно исключила из списка двух самых известных мастеров современной Испании. Сантьяго Сьерра и Мигель Барсело — эстетические и этические антиподы. Сьерра использует наемный труд в своих мрачных пародиях на капитализм (для серии видео и фото "Проникающие" он заплатил нескольким десяткам гомо- и гетеросексуальных пар за совокупление в зеркальном зале). При взгляде на работы Барсело сразу понятно, откуда ноги растут: художник, прославившийся абстрактным рельефным потолком в женевской штаб-квартире ООН (для левака Сьерры это вражеская организация), прекрасно рисует сцены из позднего Пикассо, только в масштабе два к одному. Московские гости, 39 художников из собрания музея испанского современного искусства Патио Эррериано в Вальядолиде, располагаются между этими двумя полюсами. В отделе живописи царит абстракция. Огромный холст Хуана Усле, черно-белый лабиринт с красными пятнами, вызывает ощущение податливой, мягкой плоскости, почти ковра. Другие художники столь же далеки от холодных геометрических форм, предпочитая волнистые линии и теплые цвета.

Жорди Коломер. "Новый порядок"

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Лучшая работа на выставке все же глядит в сторону Сьерры. На видео Фернандо Санчеса Кастильо "Танец Пегаса, хореография для грузовиков подразделения противодействия массовым беспорядкам" две машины для разгона демонстрантов медленно, словно лебеди, ездят под классическую музыку на большой асфальтовой площадке у моря. Когда в конце им салютует струей из шланга военный корабль, публика заливается счастливым смехом, но в подтексте у Санчеса не "Лебединое озеро", а режим генерала Франко. Работа, соответственно, о том, что теперь мечи надежно перекованы на орала. Другое прекрасное видео сделал Серхио Прего. Он расставил по кругу несколько десятков фотоаппаратов, снял взрыв петарды, а потом смонтировал съемку так, что зритель чувствует себя бегуном по замысловатой траектории, то приближаясь, то отдаляясь от центра. Это простая и красивая вещь, напоминающая ловлю движения, которой увлекались фотографы XIX века.

Фотографии, кстати, на выставке много, но понять, в чем прелесть того или иного автора, по отдельным сериям трудно. Интереснее всего выглядит серия Чомина Бадиолы "Втроем", где два парня и девушка кривляются, изображая сотрудников загадочного офиса. В работе Бадиолы узнаешь те следы национального характера, которые никакой глобализм и желание соответствовать из Испании не выбьет.

Здесь нет ни одной вещи, датированной прошлым столетием, даже патриарх испанской абстрактной живописи 70-летний Жорди Тейшидор представлен минималистским диптихом 2010 года. Это буквально искусство XXI века, и, похоже, если не будущее, то по крайней мере настоящее принадлежит видео. Во всяком случае хороши все четыре видеоработы, включенные в "Вымысел и реальность".

В фильме Кристины Лукас "Europleasure International. Touch and Go" благообразные старички и старушки ни с того ни с сего вдруг начинают швырять камни в окна индустриальной руины кирпичного стиля: фонтан битых стекол и детская радость на лицах. Выясняется, что, получив приглашение Ливерпульской биеннале, художница придумала остроумный публичный проект для Ливерпуля: собрала местных рабочих, судостроителей и шахтеров, лишившихся мест в годы тэтчеризма, и предложила выразить свое отношение к эксплуататорам, паля по заброшенному складу фирмы с прелестным именем Europleasure International Ltd. Социально-экономическую тему развивает Серхио Прего в "Черном понедельнике", где облако огня и дыма от взрыва в каком-то промышленном интерьере, снятое с разных углов десятками камер, кажется застывшей в воздухе скульптурной формой. Группа El Perro снимает головокружительный фильм о скейтбордистах, гоняющих по покрытому граффити от пола до потолка пиранезианскому лабиринту темниц, который и правда оказывается тюрьмой Карабанчель, ставшей символом франкистской диктатуры. И наконец, упоительный "Танец Пегаса" Фернандо Санчеса Кастильо: хореографическая миниатюра для двух громоздких поливальных машин, которые, несмотря на свои стати, изящно вальсируют под музыку из "Летучей мыши" на берегу залива, синхронно кружась и нежно поглаживая друг друга струйками воды, а после застывают, любуясь рассветом. Романтическую идиллию несколько портит то обстоятельство, что в роли танцоров — грузовики из спецподразделения противодействия массовым беспорядкам, которые на самом деле не поливают асфальт, а разгоняют своими водометами демонстрации.

Впрочем, это не значит, что из всех искусств важнейшим для испанцев является видео. На выставке старались соблюсти медиапаритет. Целый зал отведен абстракции, преимущественно геометрической, которую вприглядку на Америку осваивало в живописи и скульптуре поколение художников, пришедших после великих Тапиеса и Чиллиды. Затем живопись переходит в большие картинные фотографии или объекты вроде "Суперхлама" Анхелы де ла Крус, живущей в Лондоне и выдвигавшейся в этом году на премию Тернера: холст, висящий на одном гвоздике с рваной масляно-акриловой тряпкой, с обломками рамы. Потом идут инсталляции, за ними черно-белые рисунки Чус Гарсии Фрайле и Хосе Мигеля Перенигеса, виртуозно имитирующих фото, а после разнообразные постконцептуалистские игры, как, например, у Эстер Партегас, превращающей обрывок супермаркетовского ценника в огромную текстовую композицию с эффектами оп-арта. И опять фотография, в которой самовыражаются феминистки, гей-активисты, вуайеристы и просто "чистые художники", такие как Пабло Хеновес, который сталкивает в фотоколлаже с росписью церковного купола, пронзенного разводкой водопровода, барокко и функционализм. Словом, в музее Патио Эррериано, открытом в монастыре Сан-Бенито в Вальядолиде в 2002 году, расцветает тысяча цветов — в смысле художественных идеологий и стратегий.

Это программный либерализм. Собрание музея принадлежит Ассоциации современного искусства, основанной в 1987-м с тем, чтобы крупный испанский капитал мог продемонстрировать социальную ответственность и готовность инвестировать в национальную культуру, благо Испания, едва оправившись от франкизма, тогда как раз вступила в Европейский союз. В Ассоциацию современного искусства входят корпоративные коллекции современного искусства различных финансовых и промышленных компаний, сохраняющих право собственности на свои собрания. Так что Патио Эррериано — своего рода музей одной транскорпоративной олигархической коллекции. Ей, разумеется, положено поддерживать все самое прогрессивное и свободомыслящее в искусстве Испании. А свободомыслящему и прогрессивному искусству, разумеется, положено быть левым и бросать камни в окна кормящей его буржуазии. Лучшего названия, чем Europleasure International, для этой карусели идей и денежных потоков не придумать.

kommersant.ru, 05.04.11
Фото