Проблема 2012: в Испании и в России

25.11.2012
Испанский премьер Родригес Сапатеро за год до окончания срока признал себя «хромой уткой»

В течение одной недели премьеры России и Испании выразили отношение к своим планам на выборы 2012 года. Путин вроде бы намекнул, что не пойдет, Сапатеро твердо отказался от участия в выборах.

В течение одной недели произошли два заметных события, связанных с планами руководителей России и Испании относительно их политического будущего. У двух стран очень мало общего в политическом и экономическом устройстве (если не считать проходящих сейчас «перекрестных» годов России в Испании и Испании в России). Но по любопытному совпадению премьер-министр Путин сказал нечто такое, что было воспринято наблюдателями как нежелание участвовать в выборах 2012 года. Испанский премьер Родригес Сапатеро совершенно недвусмысленно объявил о том, что не пойдет на выборы в марте будущего года.

То, как были сделаны эти откровения, многое говорит о различиях в европейской и византийской политических культурах. Путин всего-навсего вроде бы принял предложение израильского премьера Нетаньяху посетить Израиль в мае 2012 года для участия в торжествах по случаю победы над Германией 9 мая. Из этого отечественная политология сделала вывод, что Путин якобы проговорился: мол, он не собирается вновь становиться президентом, иначе как может президент России в День Победы находиться за границей?

При всей наивности подобных силлогизмов, они продолжают занимать политологическое сообщество и СМИ.

Через неделю премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро в совершенно недвусмысленных терминах объявил о том, что не намерен выдвигать свою кандидатуру по окончании второго срока на выборах 2012 года (испанская конституция не ограничивает продолжительность пребывания у власти глав государств). Это стало настоящей сенсацией: никто не ожидал, что Сапатеро станет «хромой уткой» за год до выборов, да еще по собственному желанию. На то имеются веские внутриполитические причины, о которых речь впереди. Пока же важно отметить вот это отличие политических культур и стилей в Москве и в Мадриде: в одном случае лидер якобы проговаривается, предоставляя стране гадать, что конкретно он имел в виду. В другом случае политик говорит прямо и просто: переизбираться не буду.

Искушение Улисса

Родригеса Сапатеро, в отличие от российского премьера, никак нельзя назвать «тефлоновым» политиком. Если его первый срок, отмеченный выводом испанских войск из Ирака и целой серией законов, направленных на установление равноправия женщин и сексуальных меньшинств, принес ему широкую поддержку в стране, то экономический кризис, выпавший на его второй срок, пагубно отразился на рейтинге главы правительства. По данным опроса, проведенного газетой El Pais, если бы грядущие местные выборы в Испании (они назначены на 22 мая) проходили сейчас, социалистическая партия Сапатеро набрала бы всего 28% голосов — против 44% консервативной оппозиции.

Кризис больно ударил по испанской экономике. Строительный бум предшествовавших лет привел к параличу целой отрасли, жившей на кредиты. Безработица превысила 20%, на очереди банковская система, которая может не выдержать потрясений в реальном секторе. Вместе с тем Сапатеро, который не обладает большинством в парламенте, смог провести пакет болезненных реформ, что, в свою очередь, помогло Испании избежать судьбы соседней Португалии.

В этом отношении Сапатеро повел себя как серьезный политик, который продемонстрировал готовность расплатиться личной популярностью во имя того, что он считает благом для страны. Его логика, когда он отказывается от участия в новых выборах, напоминает миф об Улиссе, приказавшем привязать себя к мачте, чтобы не поддаться на соблазнительные призывы сирен. То есть испанский премьер, прекрасно понимая, что логика предвыборной борьбы заставит его совершать популистские шаги, вредные для экономики, отказался идти на выборы и совершать подобные шаги.

Вопреки мнению крупного бизнеса

Хотя эта логика вполне понятна, она в Испании далеко не всеми встречена с восторгом. Предполагается, что социалистическая партия теперь сможет улучшить свое выступление на местных выборах в мае с.г., поскольку ей не придется отвечать перед рассерженными избирателями за жесткий монетаристский курс своего лидера.

Однако частный бизнес, прежде всего, крупный, остался недоволен поступком главы правительства. Незадолго до своего субботнего выступления Сапатеро встречался с лидерами испанского предпринимательского сообщества во главе с Эмилио Ботином — это гендиректор и совладелец крупнейшего испанского банка Santander. Крупный бизнес недвусмысленно выразил премьеру желание любой ценой сохранить до выборов стабильность и ради этого отложить объявление о нежелании идти на выборы на максимально отдаленный срок.

Сапатеро не поддался на это давление. Внутрипартийная борьба в самой правящей партии социалистов вынудила его объявить свои планы за год до общенационального голосования. За наследство лидера социалистов борются два популярных политика: его заместитель в правительстве, ветеран соцпартии 59-летний Альфредо Перес Рубалькаба (к нему, по мнению El Pais, применима испанская поговорка о том, что дьявол мудр, потому что стар, а не потому что дьявол) и 40-летняя амбициозная министр обороны Карме Чакон. Теперь на премьера будут давить и его однопартийцы, и оппозиция в лице консервативной Народной партии, уже потребовавшей проведения досрочных парламентских выборов.

Дальнейшие события в Испании, вероятно, будут иметь интерес в основном для тех, кто специально интересуется испанскими делами. Но сегодня испанская история вышла на первый план международных новостей, потому что в ней сошлись многие узловые проблемы Европы и мира, включая судьбы евро и последствий экономического кризиса в ЕС.

Как бы то ни было, по замечанию консервативной испанской газеты El Mundo, Родригес Сапатеро, пятый премьер с момента восстановления демократии в Испании, станет первым главой государства, который покинет дворец Монклоа, не познав горечи поражения на выборах.

Что до символических пересечений испанской политики с российскими реалиями, то они, разумеется, носят случайный и преходящий характер. Впрочем, от того не менее символический.


Фото